Дарья Константинова
IN LAW
IN LIFE
Дарья Константинова
IN LAW
  • Адвокат, член Адвокатской палаты Московской области.
  • Партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры».
  • Эксперт при аппарате Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей.
  • Член International Bar Association.
  • В 2008 году окончила юридический факультет Института финансов, экономики и права.
  • С 2003 по 2013 год проходила службу следователем в органах внутренних дел РФ.
  • С 2014 года адвокат.
Телефон:
+7 (495) 649-82-44
Сайт:
www.zabeyda.ru
Специализируется на защите по уголовным делам экономической, коррупционной и должностной направленности. Осуществляла защиту в уголовных делах: в отношении первого заместителя губернатора Ивановской области Дмитрия Куликова, обвиняемого в совершении преступлений коррупционной направленности; в отношении председателя правления Банка «Екатерининский» Эдуарда Будишевского, обвиняемого в хищении VIP-вкладов. Личное кредо: Стремясь к звездам, возможно придумать космический корабль.
IN LIFE
  • Акробатика, фитнес, бокс.
  • Литература.
  • Любимый писатель Джон Гришэм.
Телефон:
+7 (495) 649-82-44
Сайт:
www.zabeyda.ru
Она по-прежнему отдается работе целиком. Но при этом у нее остается время на чтение любимых книг русской классики, на «адвокатского» писателя Джона Гришэма и на спорт. Дарья занималась акробатикой и фитнесом. А в последнее время увлеклась боксом. По мнению адвоката, этот вид спорта как нельзя лучше позволяет поддерживать себя в хорошей форме, оттачивать координацию и реакцию.
Дарья Константинова
ПО ЗАКОНАМ ПРАЙДА

Она всегда мечтала стать следователем. С детства. И даже, когда не прошла по медицинскому отбору в школу милиции, мечта не изменилась. Дарья поступила в Институт финансов, экономики и права, и уже после третьего курса пошла работать дознавателем в ОВД Савеловского района.

В первую же неделю работы в дознании поручили уголовное дело по грабежу. Подозреваемого нужно было задержать. Все были на заданиях, людей не хватало. И в дело бросили Дарью, на опыт при распределении дел никто особо не смотрел. Боевое крещение прошло успешно. Дарья очень гордилась тем, что выполнила жегловский наказ: «Вор должен сидеть в тюрьме!» Это был ее первый задержанный и арестованный преступник. А потом пошла рутинная череда дел: бытовуха, мордобои, карманные кражи. И дела, и фигуранты были похожи как капли воды. Не такой представлялась Дарье работа в полиции. И она попросилась в следствие, чтобы расследовать тяжкие и особо тяжкие преступления. Однако и здесь таилась ловушка. Взглянув на хрупкую девушку, и, якобы заботясь о ее нервной системе, шеф решил распределить ее в небольшой спокойный отдел. По-настоящему острых и динамичных дел там было крайне мало. И уже через несколько месяцев Дарья не выдержала — пошла к начальнику и решительно заявила: «С бумагами больше работать не буду! Не для того я к вам пришла. Дайте мне дело живое, интересное».

«Живое, говоришь?» — начальник улыбнулся, сощурился. — «А пошлю-ка я тебя в Бутырский отдел. Там не заскучаешь!»

— С бумагами больше работать не буду! Не для того я к вам пришла. Дайте мне дело живое, интересное.
— Живое, говоришь? — начальник улыбнулся, сощурился. — А пошлю-ка я тебя в Бутырский отдел. Там не заскучаешь!

И действительно, здесь уже все было по-взрослому: суточные дежурства, оперативные выезды на следственные действия, задержания. Дарья почувствовала себя в своей стихии и уже через полгода ее отправили на повышение — в следственное управление округа. Впоследствии у нее даже появилась своя специализация — квартирные мошенничества.

Были случаи, которые расследовались по горячим следам, когда мошенникам не удавалось замести следы. Но были и такие дела, когда уже было трудно определить, кто стоял за схемой, в результате которой граждане лишались либо денег, либо жилья. Одно из таких дел, время по которому казалось безнадежно упущено, Дарья сумела распутать и довести до конца. Эпизод, которым поручили заниматься Дарье, по решению прокуратуры города Москвы был выделен из многоэпизодного дела, в котором фигурировали нотариусы, сотрудники правоохранительных органов и риелторы.

На улице оказалась семья из пяти человек. Доверчивая мать-одиночка подалась на посулы теневых дельцов решить проблемы с законом, возникшие у ее дочери, слегка уменьшив жилплощадь.

Проблема эта, на самом деле, не стоила и выеденного яйца. Работая в магазине, дочь присвоила себе мобильный телефон, а хозяйка обратилась в полицию.

Мать просила женщину забрать заявление, но было уже поздно: уголовное дело уже возбудили. И тут появился обаятельный и интеллигентный молодой человек, который взялся помочь бедной женщине: продать квартиру — и на малую часть от вырученных денег «уладить вопрос», а на оставшиеся — купить квартиру поменьше.

Вопрос, действительно, был улажен. Но квартиру и все деньги женщина потеряла, оказавшись на улице с четырьмя детьми.

Дарью возмутил сам факт бесчеловечного отношения мошенника. Ладно бы тряс толстосумов, а тут не погнушался обидеть мать-одиночку. Следователь решила во что бы то ни стало отыскать преступника и сделать все, чтобы справедливость восторжествовала. Для этого ей важно было найти свидетелей, которые могли бы вспомнить давние события, так как доказательств по уголовному делу было немного. А для полной картины неплохо было бы найти еще и документы, подтверждающие показания потерпевших.

Сделать это было непросто. С момента совершения преступления прошло уже больше пяти лет.

Единственная надежда оставалась на хозяйку магазина, которая должна была помнить свою незадачливую работницу. Но когда Дарья к ней пришла, она не могла толком вспомнить даже имя девушки: «Знаете, сколько продавщиц у меня с тех пор сменилось?»

«Как же Вы не помните? — покачала головой Дарья. — Не каждая ведь продавщица крала телефоны? Помните, когда это случилось, ее мама к вам приходила, просила заявление из милиции забрать?»

«Ну, да! — неожиданно оживилась бизнес-вумен. — Она чуть ли не на коленях меня об этом просила, и с ней еще мужчина приезжал, я его тоже очень хорошо запомнила. Он сказал, что может помочь уладить этот вопрос и стоимость телефона компенсировал мне. Нехорошо как-то получилось...»

«Конечно, нехорошо. Люди квартиры лишились. А можете это все рассказать на допросе?»

Так, ниточка за ниточкой, Даша распутывала это дело. И вот уже сидит перед ней он — тот самый, симпатичный, интеллигентный. И Дарья раскладывает перед ним свои козыри.

Что на него так подействовало? Ее железные аргументы или аквамариновые глаза? Но он, до того, отрицавший все обвинения и эпизоды, вдруг сознался и пошел на сотрудничество со следствием. Судили его в особом порядке. И, отправляясь в места не столь отдаленные, глядя Дарье в глаза, он просил: «Обещайте, товарищ следователь, что пойдете со мной в театр, когда я вернусь? Я приглашаю!» Но она только улыбнулась в ответ.

Через несколько лет он, действительно, пришел к ней в управление и положил на стол два билета в Большой.

«Так как же, идем, Дарья Михайловна?!»

Она с улыбкой отрицательно покачала головой и протянула билеты обратно, — на руке блеснуло обручальное кольцо. Он все понял, и, еще раз взглянув ей в глаза, ушел из ее жизни навсегда.

Через несколько лет он, действительно, пришел к ней в управление и положил на стол два билета в Большой.
«Так как же, идем, Дарья Михайловна?!»
Она с улыбкой отрицательно покачала головой и протянула билеты обратно.

Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
Дарья Константинова
1/1

Все-таки интеллигентные преступники для следователя — большая редкость. А Дарье как-то в этом плане везло. Тем более, что занималась она в последнее время экономическими преступлениями. Однако время от времени ей попадались и настоящие рецидивисты — люди, для которых тюрьма если и не стала родным домом, то вполне сносной средой обитания. Попадая под следствие, они начинали вести свою собственную игру, прекрасно зная, где можно затянуть дело, а где форсировать, где дать следователю карт-бланш, а где пойти в полную «отказку».

Один из таких персонажей проходил по уголовному делу о разбое с отягчающими обстоятельствами. И хотя Дарья к тому времени была отнюдь не новичок, и успела расследовать многие десятки разных дел, знакомясь с фактами и обстоятельствами этого, она поражалась человеческой жестокости.

Ее подследственный в компании себе подобных напал на молодого человека с целью разжиться деньгами. Добыча оказалась пустяковой — несколько тысяч рублей и сотовый телефон. И это их разозлило. Они стали избивать парня с особой жестокостью. А когда он упал — бить по лицу ногами. Потом один из грабителей, полоснув свою ладонь ножом, стал размазывать кровь по лицу жертвы: «Все, падла, тебе хана! У меня СПИД, и ты, сука, сдохнешь!»

Преступник, которого привели к Дарье на первый допрос, был персонажем хрестоматийным. Он узнал тюремный быт с четырнадцати лет. И, попадая на волю, там долго не задерживался — совершал новое преступление, и возвращался в тюрьму. Судя по его невозмутимому лицу и неторопливым движениям, он чувствовал себя в кабинете следователя вполне комфортно — не в первый раз. Но, услышав вежливое «Присаживайтесь!», он встрепенулся.

— Что вы сказали? — спросил он.
— Я сказала — присаживайтесь, пожалуйста, — ответил Дарья.
Он опустился на стул и с нескрываемым удивлением посмотрел на следователя.
— Что вы так смотрите? — теперь уже спросила Дарья.
— Знаете, ко мне еще никто из следователей ни разу не обращался на «Вы». Мне кажется, мы с вами поладим.
— Мне тоже так кажется, — улыбнулась Дарья. — А теперь постарайтесь ясно и точно ответить на мои вопросы.

Он рассказал ей все.
— Ну, ты Дарья, даешь! — просматривая материалы дела, воскликнул начальник следственной части. — Чем ты его пытала?
— Ничем, Алексей Олегович. Просто была предельно вежлива, как вы учили.

Ей всегда везло на руководителей. В том плане, что на протяжении всей службы в следственных органах Дарья оказывалась в коллективах с высокими профессионалами. Ведь какой руководитель — такая и команда. Она до сих пор с благодарностью вспоминает начальника следственной части Алексея Олеговича Тужилкина — настоящего сыщика, влюбленного в свою работу и понимающего всю ответственность, возложенную на следователя в его службе.

«Есть начальники, что греха таить, — говорит Дарья, — которые учат подчиненных „брать деньги“, мол, время такое. Но есть и другие, которые учат любить свое дело, относиться к нему добросовестно и ответственно. Мой начальник был из таких».

Под профессиональным руководством мастеров следственного дела Дарья быстро шла в гору. Кто знает, еще лет десять-пятнадцать, и быть бы ей генералом. Но судьба распорядилась по-своему. Дарья потеряла мужа, когда маленькому Филиппу было всего два года. Между любимой работой и любимым ребенком любая женщина выберет, конечно же, ребенка. И Дарья задумалась о работе, предоставляющей ей возможность самостоятельно распоряжаться собственным временем и заниматься воспитанием сына.

В это время хороший товарищ ее супруга Александр Забейда с друзьями создавал свое адвокатское бюро.

«Я знал ее еще когда она работала следователем (мы с Сашей вместе не работали следователями, он уже был адвокатом, когда мы познакомились) — говорит Александр. — Дарья была не просто на хорошем счету, она считалась одним из лучших следователей по экономическим преступлениям в Северо-Восточном округе столицы. Такой специалист для нашей молодой фирмы был просто находка!»

Однако в новую профессию Дарья вступала осторожно и осмотрительно, как зверь, вторгающийся в чужой прайд. Сложившийся за годы работы менталитет следователя давал о себе знать. Она никак не могла отучиться от выработанного за многие годы уже стиля задавать вопросы, которые ставили клиента в тупик и заставляли его нервничать, когда он говорил неправду.

Первое ее адвокатское дело закончилось неудачно. Человека судили за мошенничество. Вина его усугубилась тем, что суд признал будто он действовал в составе преступной группировки. А сам обвиняемый об этом даже не подозревал. Взяли его под стражу прямо в зале суда. Не забыть Дарье его глаза в этот момент: в них были боль и отчаяние. Что же ты, адвокат?

Она даже грешным делом подумала, а туда ли пошла? Но Александр Забейда ее успокоил: «Ты должна привыкать к неудачам. В уголовной практике очень мало вчистую выигрышных дел. Но знай, что из многих неудач однажды складывается настоящая удача. Это опыт».

Дарья это понимала, но только тогда, когда она твердо усвоила для себя, что миссия защитника не судить, а оказывать помощь своему подзащитному, для нее открылась суть новой работы. Она вдруг обнаружила, как несправедлива порой бывает к людям правоохранительная система. Системе безразлично, кто попал в ее жернова, она перемалывала всех. На работе в следственном управлении главным критерием, по которому Дарья сверяла правильность своих действий, был закон. Сейчас в центре ее внимания оказался человек. И каждый раз ей приходится искать ответ на вопросы: не ухудшится ли его положение от неверно занятой позиции или в случае давления со стороны обвинения? Все ли она сделала для своего подзащитного? И здесь уже со своими бывшими коллегами-следователями у Дарьи нет компромиссов.

Сколько раз она, предугадывая тактику следствия, уберегала своих доверителей от ловушек, предостерегала от неправильных ответов. Присутствуя на допросах своих клиентов и наперед зная, какой вопрос прозвучит следующим, она прямо предупреждала: на этот — не надо отвечать! Следователь скрипел зубами и готов был съесть эту хрупкую проницательную блондинку. Но она ни на йоту не переступала закона, была вежлива и корректна.

Ступив на адвокатское поприще, Дарья поняла, что адвокатом работать гораздо сложнее, чем следователем: возможностей меньше. И поэтому уж если есть у тебя какие-то права и полномочия — используй по полной! Адвокатский бог сопутствует настойчивым и сильным. Имя Дарьи сейчас стойко ассоциируется с брендом адвокатского бюро «Забейда и партнеры».

Она по-прежнему отдается работе целиком. Но при этом у нее остается время на чтение любимых книг русской классики, на «адвокатского» писателя Джона Гришэма и на спорт. Дарья занималась акробатикой и фитнесом. А в последнее время увлеклась боксом. По мнению адвоката, этот вид спорта как нельзя лучше позволяет поддерживать себя в хорошей форме, оттачивать координацию и реакцию.

И, конечно же, Дарья старается уделять достаточно времени своему сыну Филиппу. Ему уже седьмой год, и она общается с ним, как со взрослым. Он знает, что его мама защищает людей, оказавшихся в непростом положении.

Однажды, Филипп узнал, что какая-то женщина, чтобы отомстить своему бывшему супругу, украла ребенка из его новой семьи, и утопила. Преступницу ждет суд. Филипп потрясенный этой историей, внимательно посмотрел на Дарью, и спросил: «Мама, ты стала бы ее защищать?»

Дарья потрепала его по волосам, и ответила: «А ты как думаешь?»
«Думаю, что никогда и ни за что!» — ответил мальчик.

Дарья улыбнулась и подумала про себя, что этот разговор они еще продолжат. Не завтра. Но тогда, когда он станет достаточно взрослым, и все поймет.

Текст: Александр Крохмалюк.
Фото: Антонина Ушакова.


Читать дальшеСкрыть

Письмо главреду